Меню

Кот который говорит уйди

Кот который говорит уйди

Глава 9. Ссора с говорящим котом

– Никогда я не пойму людей! Никогда! Я же ему намекал! Говорил! А он? Да кто же так к кошечке, тьфу, то есть к девушке, в гости идёт? – Мяун гипнотизировал гневным взглядом Олега. – Спасибо за помпоны, конечно, но, вот так заявиться. Без креветок… Ну, то есть без подарка! И даже без этих, как их… Сорняков! То есть цветочков!

Мяун вздохнул, глядя на весьма довольного Олега, который рассказывал Ане, как Дик отрыл в сугробе домашнюю обувь. – Да, не надо откладывать назавтра то, что можно было отгрызть ещё позавчера! – припомнил Мяун, и отправился скусывать помпоны с тапочек, а выполнив это хозяйственное деяние, спрятав добычу, и вернувшись в гостиную, он почувствовал на себе сердитый взгляд Ани. Нет, она по-прежнему улыбалась Олегу, разве что более напряженно. Но, совершенно точно злилась на кота. Это он ощущал великолепно!

Олег понимал, что пора уходить. Тапочки он отдал, спасибо за Дика сказал, уже много раз сказал. Но, уходить не хотелось. Он старательно искал повод для новой встречи, но почему-то соображалось плохо!

–Да где же этот кот! – думал он. – Хоть бы он чего-нибудь говорить начал! Не померещилось же мне! Так-то болтает почем зря…

– Аня, а ты не соскучилась по Дику?– Мяун вывернулся из-под дивана, аккуратно просочившись туда под сердитым взглядом девушки.

–Да, пожалуй, – Аня невольно улыбнувшись, погладила обрадованного пса.

– О! А можно мы тебя с Диком завтра встретим? Мы гуляем и тебя с удовольствием проводим! То есть сначала встретим у метро, а потом проводим до дому? Или, может быть, мне можно заехать к тебе на работу? Мы могли бы вместе поужинать. В ресторан сходить. Ты в каком районе работаешь?

– Недалеко. Мне удобнее на метро. И спасибо за приглашение, но завтра мне нужно на работе задержаться, – Аня встала, показывая гостю, что ему пора бы уже и домой. – Олег, спасибо, что принёс, – она кивнула на тапки, на которые почему-то плотненько сел Мяун. – И этого вполне достаточно. Мне Дик был в радость. Так что больше меня благодарить не за что.

Олег понял, что Аня почему-то расстроилась уже в процессе разговора. Что-то он такое сказал, от чего и улыбка потухла и взгляд стал усталым и словно прохладным. А ведь в самом начале она точно ему обрадовалась!

– Что же я такое сказал-то? – перебирал в памяти Олег. Но, девушка ему нравилась чем дальше тем больше, ему хотелось произвести впечатление, он был в ударе, а вот теперь ни в какую не получалось припомнить после чего же она расстроилась.

Аня подождала, пока гость уйдет, и сердито повернулась к Мяуну.

– Ты! Болтун несчастный! Ты зачем ему про Мишу рассказал? – она грозно сдвинула брови и Мяун поёжился. – Ты почему вообще к нему ходил? Кто тебя просил? Мало мне таких как тетка моя, которая меня за каждый пень сватает, так и ты туда же? – может быть, если бы не свежий, с пылу с жару визит тётушки, Аня так и среагировала бы.

– Да я же как лучше хотел! – возмутился Мяун. – Ты ж сидишь одна, а надо, что бы не одна…

– А кому надо? – Аня пошла было в кухню, Мяун потащился за ней, оставив обездоленные тапочки сиротливо стоять в прихожей. – Так, а что ты с тапками несчастными сделал? Мяун!

– Ачтотакога? – Мяун равнодушно дёрнул хвостом. – Паааадумаешь! Если бы не я, они бы вообще в сугробе остались! Это же я с Олегом познакомился.

– Аааа, понятно! Так, может, ты к нему и жить пойдёшь? Предатель!

– Почему это предатель? – Мяун сначала решил разобраться с оскорблением.

– Да потому что посторонним секреты своей семьи выдавать нельзя!

– Да какая же это семья, если ты меня к соседу жить отправляешь? – обиделся в свою очередь Мяун. – Я тут, понимаешь, лапки стираю, бегаю, стараюсь, чтобы тебе нормального мужчину найти, а ты ещё и гонишь? И пожалуйста, и на здоровье! Раз не ценишь, я уйду!

– Скатертью дорога! Кто тебя просил лезть в мою жизнь? – Аня злилась страшно! Да что же это такое, в самом-то деле! Мало ей родственницы и девиц с работы, так ещё и этот… Болтун, находка для шпиона! И ведь сосед-то ей всегда нравился на самом-то деле. Симпатичный мальчишка, который когда-то вытащил ей из котлована мячик, был её тайной детской мечтой. Он тогда снисходительно ухмыльнулся на её благодарный лепет, и напрочь забыл о ней уже через секунду. А Ане страшно хотелось, чтобы он её хотя бы заметил! Ну, ладно, ладно, не просто заметил, а подружился с ней. Но, Олежек вечно носился в компании таких же как он мальчишек, а потом, повзрослев, выбирал себе в подруги кого угодно, но только не Аню! Словно она в какой-то мантии-невидимке была. И так было постоянно, сколько она не старалась подвернуться ему под ноги каждый приезд в гости к двоюродной бабушке. В Анины пятнадцать лет это уже стало почти трагедией! Такой настоящей, полноценной драмой, с рыданиями в подушку, и клятвами самой себе в том, что больше никогда она влюбляться ни в кого не будет! Но, уже прошло много времени, и Аня давно выросла из тех переживаний, словно из старенького платья. А вот сегодня снова проскользнуло то самое его снисходительное выражение, когда Олег вдруг что-то высказал о Мише. Оказывается, он прекрасно в курсе последних событий и её личной жизни. И так… свысока в курсе. Вроде как раз уж она одна, так и быть осчастливит её своим вниманием, пока она опять придурка какого-нибудь себе не нашла.

– Это ж надо! Пошел и всё выложил! Как тебе не стыдно? – Аня обнаружила, что плачет и даже сама удивилась. Вроде не собиралась. Но, она очень устала от визита тётки, да ещё так стало обидно за себя в детстве! Да и за себя сегодняшнюю тоже. – Что я? Приложение какое-то? Меня непременно надо к чему-то прикладывать? Ну, или к кому-то? Что ты молчишь, болтун несчастный?

– Я собираю вещи! – полный достоинства голос Мяуна раздался из каких-то неведомых квартирных закутков. – Я от тебя ухожу, раз ты меня не ценишь!

– Ты что делаешь? – Аня решила, что ей послышалось.

– Ухожу! Привыкли, понимаешь, что мы – твари бессловесные и бесправные! А я – словесная тварь, то есть говорящая! И требую себе права!

– Ааа, понятно. А обязанности ты себе не требуешь? – Ане даже плакать расхотелось от такого поворота событий.

– У меня и так множество обязанностей! – ещё больше оскорбился Мяун. – Ты что, даже не заметила, как я украшаю твою жизнь? Я тебя жду и встречаю у входа…

– Когда не дрыхнешь, облопавшись креветками, которые я себе, заметь, не позволяю есть, потому как они дорогие. Всё тебе отдаю! – вставила Аня, которая начала входить во вкус беседы.

– Гнусные инсинуации! Вчера я креветки даже не нюхал!

– Правильно! Вчера ты облопался говядиной! – парировала Аня. – Пришла я с работы, и что же? Где моя украшенная жизнь? Где ожидающий у порога кот? Он же встречающий? Где, я тебя спрашиваю.

Читайте также:  Кот недвижимость что это

Мяун фыркнул. – Это единичный, ну, двоичный случай! А разве я тебе не мурлычу? Не уютничаю тебе в квартире?

– Так давай я тебе тоже помурычу? -парировала Аня. – Хочешь? А по поводу уютничать… Кто-то мне рассказывал, что унитазом умеет пользоваться, и даже хвастался, что воду сливать может. И что же? Прихожу я такая домой, а тут такой уют в воздухе разливается… Хоть прямо во вторую смену иди работай, пока не выветрится! Были бы тараканы, вымерли бы все, как от духов тётушки.

Мяун стыдливо потупился. Тут уж крыть было нечем. Воду он сливать не любил. Не потому что не умел. Умел как раз. Просто опасался, что поскользнётся и свалится в унитаз. А там всё шумит водоворотом… Нет, он понимал, конечно, что утонуть или провалиться в трубу ему по его нынешним габаритам никак не грозит, но неприязнь к спуску воды была! А свои неприязни Мяун холил и лелеял.

– Как тебе вообще не стыдно говорить на такую щекотливую тему? – Мяун решил, что лучшая защита – это нападение, и напал! – Это просто неприлично!

– Неприлично малознакомому тебе мужику вываливать подробности моей жизни!

– Да, подумаешь… Велика тайна! Хочешь, я тебе его подробности выложу? – Мяун щедро махнул лапой.

– Не хочу! Ничего я не хочу! И не смей мне кого-то приманивать!

– Да было бы предложено! – Мяун было понадеялся, что скандал сам по себе утихнет, а вот опять по новой. Женщины… Это такое безнадёжное явление! В смысле, уповать на здравомыслие даже лучших из них совсем не получается. – Я старался! А ты? Ты же его не знаешь даже! Может, он очень даже ничего!

– Как же не знаю я его! Это он только что сказал, что меня и близко не помнит! А я в него всё детство влюблена тайно была! Но, если ты ему это донесешь, я тебя на кастрацию сдам! Понял? – Аня хмуро глянула на Мяуна, отчего он быстренько присел, ушки сложил, хвостиком обернул лапки и подумал, что это вообще-то запрещенный приём. Но, подумал это про себя и тихо. На всякий случай!

– Вот и хорошо, что понял. Я на тебя сержусь и обиделась. На ужин – сухой корм, и спать иди на кухню! И воду за собой сливай!

– Уйду я от тебя… – тихонько прошелестел было Мяун.

– Помочь собраться? Это я запросто. Заодно хоть посмотрю, куда можно с концами запрятать помпоны от трёх пар тапочек, и восемнадцать меховых мышей! Да, ещё где-то в тех же тайных местах моя норковая резинка для волос и брелок-зайчик!

Последние слова она говорила уже в спину коту. Мяун оскорблено развернулся и удалился в кухню. – Мелочная и жадная особа! Как я мог так ошибаться? Я ей доверял, я старался ради неё! Я терпел ради её благополучия целого здоровенного пса у себя на территории! – Мяун легко и непринужденно забывал, что это и Анина территория… – А она? Кастрировать? Запасы отнять? Едой попрекать? Да ещё и запахом! Можно подумать, сама розами благоухает в туалете… Всё! Ухожу! Буду жить у Олега. Он же приглашал? Приглашал! И креветки опять же… И слово «кастрация» в доме у настоящего мужчины точно не прозвучит!

Аня ушла спать и дверь закрыла, а Мяун принялся собираться. Он проверил, чтобы форточка была широко открыта. И решил уточнить, а открыто ли окно у Олега?

– А то, глупо будет, понесу нычку, а там всё заперто! И что мне, на балконе дожидаться, пока Олег Дика не выпустит воздухом подышать? А Дик – пёс любопытный, начнёт ещё нос совать, куда не следует!

Мяун вышел на балкон, перепрыгнул к соседу, заглянул в окно. И вдруг вспомнил, как приходил сюда, когда тут ещё жила Ксюша.

– Так, секундочку! Это что же получается? Я к нему приду, а он опять может какую-то выдру-гидру привести? И что мне, снова такую отваживать от приличного дома? А то, могут не только Дика где-нибудь привязать и забыть, но и меня куда-нибудь сплавить… Как тогда… – Мяун припомнил некоторые подробности своей прошлой жизни и аж попятился. – Ээээ, нет уж! Я так не согласный! То есть не соглашенный. То есть, надо же быть джентльменом и прощать свою хозяйку. Тем более, что я старше и опытнее, да и умнее!

Чем дольше Мяун об этом думал, тем больше ему нравилось его великодушие!

– Да и мышек переносить не надо! – вдруг припомнил он последний и решающий аргумент. – Решено! Остаюсь у Ани! Ну, погорячилась, с кем не бывает. И кстати, а что там этот сосед такого ляпнул, что моя бедная девочка так расстроилась? И почему она сказала, что была в детстве в него влюблена? А он-то её и не помнил! Как это не помнил? Не помнил мою Аню? Ах, он мерзавец! – Мяун возмутился настолько, что собрался даже написать Олегу на балкон, но решил, что в мороз это неразумно.

– Замёрзнет всё, буду прыгать в следующий раз и поскользнусь! Ещё чего не хватало! Нет, но каков! И язык словно помело! Болтун! – припечатал разговорчивый кот легкомысленного соседа и прыжком вернулся обратно. Домой!

Источник

Соседи жаловались, что Кот постоянно орет, когда я ухожу из дома. Поставил скрытую камеру, чтобы во всем разобраться

11 апреля.

Сегодня просыпаюсь, Этих дома нет, опять гулять ушли! Ну, я долго думать не стал, взял метлу, тряпку, пылесос и убрался дома. Цветы полил, полки протер.

Устал как собака, только прилег отдохнуть, просыпаюсь, а тут какая-то сволочь все обои расцарапала, горшки перевернула!

Уже ищем его всем семейством, все силы и связи пустили в ход. Пусть только попадется мне, все глаза расцарапаю этой наглой рыжей морде! .. Ой, просто глаза расцарапаю!

Поставил скрытую камеру, чтобы проследить за котом.

Знакомый решил завести себе кота. Большая радость! И все бы хорошо, если б не одно НО, соседи пенсионеры, которые весь день в квартире, начали жаловаться, что кот постоянно орет, когда его нет дома. Даже начали косо смотреть и думать, что он мучает и не кормит кота.

Но если б так было, кот бы орал все время, а он мяукает только когда его нет дома. Значит, со здоровьем все хорошо и проблем нет никаких. Поэтому он ломал голову и просто не понимал, в чем может быть дело?!

Сначала решил оставить диктофон дома, чтобы проверить (и убедиться), что соседи — фантазеры! Но придя домой оказалось, что он реально орет, причем так, будто его убивают в квартире.

Пришлось поставить скрытую камеру, чтобы во всем разобраться! И вот, в чем была причина: когда знакомый уходил, кот садился возле двери и весь день кричал! Он не бегал по квартире, не спал, а сидел и ждал возле двери.

Источник

Говорящий кот и маловато будет! Глава 28.

Говорящий кот, это вам не попугай и не телевизор! Мяун запросто найдёт жениха хозяйке, спасёт обреченного на смерть пса, выгонит наглую и противную девицу и остановит рвущихся причинять добро родственников! Первая книга о приключениях обыкновенного говорящего кота уже готова ! Но, коты не любят уходить, если им рады. Так что приключения Мяуна продолжаются!

Первая книга про говорящего кота вышла на Литрес, в Ozon, mybook и доступна в печатном виде на my-shop.ru. Ссылки на книгу в конце публикации.

После визита тетки Аня стала обращать внимание на то, что Василина необычно себя ведет. Ежится по углам, почему-то странно и опасливо озирается, заглядывает в глаза.

Читайте также:  Чем вылечить диарею у кота

Аня попыталась выяснить, не заболела ли кисанька. Васька испуганно затрясла головой, и тихо-тихо уточнила у Ани, как она сама себя чувствует.

-Отлично я себя чувствую! — удивилась Аня, хотела было напрямую спросить, что всё это значит, но как раз в этот момент Плюшка наступила на хвост Мяуну и в возникшей потом суматохе и Мяуновой великой обиде на весь свет, Анино желание как-то потерялось в памяти. Потом пришел очень расстроенный Олег, которому руководство велело срочно ехать в командировку, и в делах Аня и вовсе позабыла о странностях Василины.

Вспомнила через день. Замоталась на работе, забыла дома зонт, промокла под дождем, и когда пришла домой, на город уже плотно улеглись тёмные сентябрьские сумерки. А ещё и собак выгуливать!

-Резиновые сапоги — наше всё! — объяснила она Дику, принесшему в зубах свой и Плюшкин поводки. — Плюш, иди одеваться!

Булька отступила от комбинезона, словно это было какое-то хитрое пыточное устройсто.

-Без одежды нельзя! Ты беленькая и там испачкаешься по самые ушки! — пыталась объяснить Аня. Булька спорила, что-то скрипела в ответ, Мяун увлеченно переводил, покатываясь от смеха, когда Плюшка уверенно заявляла скрипучим подтявкиванием что-то вроде:

-Нету таких правил, чтобы бульдог ходил в одежде! Нету!

-Так! Я не знаю, какие правила есть у бульдогов, но с полной ответственностью тебе заявляю, что без одежды ты на улицу сегодня не пойдёшь! Это моё правило! Бульдог должен меня слушаться! — Аня выговорила это с максимальной внушительностью, на которую вообще была способна, и была вознаграждена подползанием дрожащей от эмоций Плюшки, впечатлённой таким приказом.

Аня уже уводя собак оглянулась и встретила весёлый взгляд Мяуна, явно полностью её поддерживающего и.

-Погодите-ка, а где Васька? — Аня сделала полшага назад и наткнулась на понурившуюся Василину, тоскливо плетущуюся в коридор из комнаты. — Нет, тут что-то не так. И сильно не так! Надо выяснять! — решила она.

После прогулки, кормления живности и ужина Аня долго не знала, как бы подступиться в вопросом к Ваське, тем более, что Мяун тоже обратил внимание на странное настроение любимой кошки, и пристал к ней с вопросами, но та, просто свернулась клубочком на кухонном шкафчике и сделала вид, что попросту спит.

Аня была уставшей, дождь за окном навевал дремоту, и поговорив перед сном с Олегом, отчаянно скучавшим в гостинице Красноярска, она достаточно рано легла спать. А проснулась от всхлипывания.

Ползком выбралась из кровати, в которой кроме неё спала Плюшка и Мяун, она прокралась в кухню, а там Васька тащила из холодильника две скрепленные хвостиками сосиски и всхлипывала. Аня сообразила спрятаться за дверной косяк и с изумлением рассматривала эту картину.

-Зачем? Она голодная? Так вон же корм стоит! Не хотела этот, так почему мне не сказала? Я бы всё ей дала! И сосиски эти, да хоть всю упаковку! Не понимаю! А зачем она их в окно тащит?

Аня увидела, как Васька взяла одну сосиску в зубы, и поволокла их в форточку, потом на балкон, а потом зачем-то сбросила их вниз. Поглядела туда, что-то мявкнула, а потом тихо-тихо прокралась обратно в форточку.

-Вась! — Аня решилась всё-таки поговорить с кошкой. Ну, что это ещё за фокусы! Хочет кого-то угостить, так пожалуйста — скажи только, а не свешивайся с поручня балконного ограждения так, что у хозяйки аж сердце замирает!

Вот к чему она была совершенно не готова, так к Васькиной реакции. Кошка подпрыгнула, забилась в угол между рамой и стеной в оконном проёме. На Аню смотрели огромные глазищи полные такого ужаса, словно тут и не она вовсе даже, а какой-то жуткий кошкодав из страшного кошачьего кошмара!

-Вась, ты что? Что случилось?

-Нннничего! Ничего совсем-совсем! А почему ты встала? Ты только что встала? Ты не сердись, я тут это. Так сосисок захотела, что съела целых две. Можно? Не сердишься?

-Вась, что с тобой случилось? Ты какая-то совсем запуганная! — Аня даже не знала, говорить кошке, что она отлично её фортели с сосисками видела, или лучше промолчать пока.

-Я? Да ну, что ты! Тебе показалось! А ты что встала? Ты себя плохо чувствуешь?

И опять этот странный вопрос. Почему она должна себя плохо чувствовать?

-Отлично я себя чувствую! — Аня недоуменно смотрела как Васька, приняв обычный кошачий вид, словно весь мир принадлежит исключительно ей, проходит мимо в гостиную, вспрыгивает на диван и замирает там в позе льва у входа в музей.

Аня пожала плечами и шагнула в кухню. Раз уж всё равно встала, так хоть водички попить что ли. И что её дёрнуло обернуться. Куда только пропал тот уверенный вид! На диване сгорбилось что-то такое несчастное и понурившееся, что Аня решительно шагнула туда, закрыла в гостиную дверь, дошла до дивана, сгребла невесомую маленькую Ваську и прижала к себе.

-Так, давай-ка рассказывай, что случилось! Только не надо мне рассказывать, что всё отлично! Чай не в Америке живём! Ну?

-Да я. Да ничего такого. — заюлила Васька и попыталась применить обычный кошачий прием под названием «кошка — это жидкость», и попросту вытечь из рук. Как у них это получается, никто кроме кошек так понять и не может. Но, должны же быть у таких уникальных животных, как кошки и коты, свои коронные приёмы!

Правда, с Аней ничего у Василины не вышло!

-Не-не-не, вот только пожалуйста без этого! А будешь вытекать из рук, буду в нос целовать! Насильно! — пригрозила Аня. — Давай-ка сначала. Что у тебя стряслось? Ну, давай, мы же вместе, глядишь и разберемся, справимся, ты же не одна!

-Правда? Ты, правда, так думаешь? — огромные зелёные глазища посверкивали в свете уличных фонарей, прилетавшем в окно гостиной, и Аня сообразила, что кошка вся колотится.

-От холода что ли? Даже пяточки ледяные! — подумала Аня. Она обняла кошку и начала тихонько согревать её лапы.

-Нет, скажи мне? — Васька очень волновалась.

-Ну, конечно! А почему ты сомневаешься?

-А ты. А если у тебя котёнок будет. Ну, в смысле ребенок. Ты нас не выбросишь? — Васька выговорила, наконец, самый свой страшный кошмар и застыла, боясь услышать ответ. Она так боялась, что у Ани будет ребенок, и они все отправятся на улицу, что даже леденела внутри от этой мысли. Вот и допрашивала хозяйку, как она себя чувствует. А вдруг уже пора готовиться к холоду, помойкам, вечной опасности из-за каждого угла, и голоду?

-Вась, ты чего? С ума сошла что ли? Как же я вас выброшу, если вы мои? Мои близкие, мои важные, мои драгоценные? Как тебе такая глупость-то в голову пришла?

-Так тётка та противная говорила.

-Вась, она столько всего говорила, что я её чуть сковородой по начёсу не треснула, но он такой насмерть залаченный, что сковороду было жалко! — Аня заглянула в кошачьи глаза, откуда потихоньку уходила безнадёжная тоска. — И ты только из-за этого так переживала?

-Нет. Не только. Я. Меня первый раз выбросили, когда мне было двенадцать лет. По-вашему подросток. И выбросили как раз потому, что хозяйка ждала котёнка. То есть ребенка. Меня там так любили, так баловали, а потом. — Васька снова задрожала и ещё крепче прижалась к Ане.

Читайте также:  Первая версия говорящий кот том

-Вась, я ни за что тебя не выброшу! Даже не думай о таких глупостях! Если тебе когда-то встретились такие идиоты, которые могли отказаться от подобного немыслимого сокровища, то это просто ну. Придурки такие!

-Даааа. — протянула Васька, — А вчера ещё кошку выбросили. Из-за этого же!

-Чего? Где? — удивилась Аня.

-Здесь. Она под балконом у нас сидит. Я вчера спускалась по дереву, поговорила с ней. Она в таком ужасе! Она никогда даже на улице не была, и тут такое! А ей пять лет уже. По-кошачьи это уже взрослая. Она не научится на улице! И я когда всё это услышала. Ты точно меня не выбросишь? Нас?

И тут Аня рассвирепела. Бывают люди взрывные, эмоциональные, у таких ярость не редкая гостья. Но, Аня-то спокойная и тихая, а тут было ощущение, что её поднимает и несёт какая-то дикая волна.

-Таааак. И кто же это у нас такой умный в доме?

-С третьего этажа, — тихо ответила Васька. — Они её вынесли, из переноски вытряхнули и ушли. Она сначала решила, что её так наказывают, она не поняла за что, но решила просто ждать, думала, что они сейчас вернутся. Потом плакала под окнами всю ночь, утром кинулась к хозяину, когда он на работу шел. А он на неё накричал и толкнул. А она так ждала их котёнка. То есть ребенка. У неё котят не может быть, так она их котёнку радовалась! Думала, что он родиться, она будет его любить, охранять, беречь, песенки петь.

И тут Аня совершенно чётко и ясно поняла, что именно ей надо делать! Вот, словно на стенке написано было метровыми буквами.

-Так, понятно! Как звать?

-Кого? — удивилась Васька.

-Как кого? Кошку, конечно, мне её хозяева и раньше не интересны были, а сейчас так тем более! — Аня быстро шагнула к шкафу и натянула носки.

-Шармелин! — доложилась Васька с недоумением наблюдая за Аней. — А ты куда?

-Шармелин. Блин! Дурни безмозглые! Кошка им помешала! — Аня помнила эту милейшую семью, с третьего этажа. Воспитанные, отлично одетые, вежливые и приятные люди вызывали теперь отчётливый рвотный рефлекс!

-Ань? А ты что? — Васька, словно нитка за иголкой потянулась за Аней в прихожую, где недоумевающий Дик тихонько и вопросительно тявкнул.

-И он тоже спрашивает! — автоматически перевела Васька.

-Нет, Дик, гулять не пойдём! Не надо поводок. Я сейчас уйду и скоро-скоро вернусь! Вась, ты со мной? Она же тебя знает?

-Аня. Ты что? Ты её оттуда заберёшь? — кажется, глаза Васька ещё больше увеличится уже просто не могли, но она справилась! — Ты хочешь её взять к нам?

-Вась, честно-честно? Нет хочу! У нас очень хорошо и спокойно. Было. Но, вот дальше я спокойно жить не смогу, если буду знать, что она там мучается и её погубить может всё, что угодно! Мы её заберем, а потом спокойно найдём ей хороших и самых-самых надёжных хозяев! Ты со мной?

Вместо ответа Васька коротко разбежавшись прыгнула на руки Ане. Аня тихонько открыла входную дверь, и они выскользнули в подъезд.

— Шармелин. Кис-кис! — Аня с трудом выговаривала тяжеленное и неуютное имя. Васька просто мяукнула, и из-под желтого от осенних листьев и мокрого куста к ним опрометью бросилась кошка. Темно-коричневая изящная маска на мордочке обрамляла два перепуганных глаза. Аня всмотрелась.

— Сиамская что ли? А! Да какая разница! — подумала она.

-Вась, ты объясни, что мы хотим ей предложить пока пожить у нас. — Аня забыла, что это она не понимает кошек, кошки-то её понимают отлично. И Шармелин поняла, кинулась к ногам, встала белыми лапками на носок резинового сапога и так тоскливо замяукала, что Аня больше и не раздумывала ни о каких разъяснениях. — Одно хорошо! Даже если меня Олег задумает бросить и развестись, старой девой уже никто не обзовёт! — раздумывала она, когда лифт поднимал её на их этаж. Очень хотелось остановиться на третьем и плюнуть на коврик бывших приличных людей, но Аня сдержалась. Воспитание просто так не задушишь! Не даёт плеваться на коврики и всё тут! Низзя! Правило такое!

В прихожей их встретил очень взволнованный Дик, а так же совершенно сонный и ничего не понимающий Мяун.

-Что случилось? — кот хотел было поругаться с Аней, Васькой, Диком, разбудить засоню Плюшку и поругаться ещё и с ней до кучи. А что она. Повод он потом додумает! Но, увидев дрожащую у Ани в руках синеглазую кошку с третьего этажа, коротко мякнул какой-то вопрос, получил ответ, и мрачно уставился на дверь.

-Выпусти меня, а? На пару минуток! Ну, очень прошу! — Мяун выскользнул за дверь и рванул по ступенькам вниз, словно за ним гнались. Вернулся тоже очень быстро. — Вот хоть немного! Ну, хоть капельку душу отвёл! Жаль, что не больше. Хотя. Может, с Диком ещё сбегать, а?

Аня помотала головой, хотя и полностью одобрила саму идею. — Ты лучше Шармелин расскажи, что пугаться уже не надо! И вообще-то вымыть бы её, но, наверное, она не захочет?

Кошка, испуганно оглядывающаяся на Дика и Мяуна, услышав о мытье вдруг оживилась и тихонько мурлыкнула.

-Она любит купаться. Очень! — перевела Васька, гордо восседающая на Анином плече. Она махом избавилась от всех своих страхов и сомнений и чувствовала себя так, словно могла бы и взлететь. Оттолкнуться лапками от плеча хозяйки, обтянутого курткой и покружиться над головой Мяуна.

Аня закутала вымытую и согревшуюся синеглазую кошку в полотенце и устроила в кресле около батареи. Она недоумевала поначалу, почему эти как бы их назвать. Ну, короче особи с третьего этажа не попытались пристроить породистую кошку. А потом поняла. Кошка была просто похожа на породистую. И не сиамскую вовсе, а тайскую. Но, у тайских не может быть белых лапок. Вот они и решили не заморачиваться, зачем им хлопоты лишние? Возиться, пристраивать не породистую кошку, да ещё и не котенка и не совсем-то молоденькую.

-Паразиты! Вот как не посмотри! — она уселась на постели и гладила Ваську и Мяуна. Плюшка приоткрыла глаз, обнаружила рядом любимую хозяйку и зарылась поглубже под одеяло.

Мяун вздохнул, открыл рот и вполголоса прошипел что-то такое оскорбительно-кошачье, что даже Аня без перевода поняла! — Вот кто они! — заявил кот. — А теперь, может, мы поспим? — он тут же улёгся на бочок, свернулся калачиком и уютно засопел.

-Вась, а Вась, ты спроси у девушки нашей новенькой, как её лучше звать, а то язык ломается на этом её именном безобразии, — попросила Аня.

-Я спросила уже. Она всю жизнь хотела, чтобы её звали Шушей, но слишком любила хозяев, чтобы им намекнуть, что имя её надо поменять! — Васька потянулась и устроилась рядом с Аней, доверчиво уложив голову её на руку. — Я такая счастливая! — сообщила она.

-Вот и хорошо! Спи! — Аня погладила моментально уснувшую Ваську, и пожалела, что вымыла Васькин лоток. — Дика выпускать перебор, конечно. А вот лоток бы я им под дверь вылила бы с удовольствием. До запрета этого действия, никакое воспитание не додумалось! Нет такого правила, а значит — можно! А то, что это такое, всего один раз отметился один кот! Маловато будет! Маловато.

Источник