Меню

Кто ходил с котом бегемотом

Кто ходил с котом бегемотом

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

МЕССИР ВОЛАНД И ЕГО СВИТА. КОТ БЕГЕМОТ

Мессир Воланд и его свита. Часть 1. Кот Бегемот.


«…Третьим в этой компании оказался неизвестно откуда взявшийся кот, громадный, как боров, черный, как сажа или грач, и с отчаянными кавалерийскими усами. Тройка двинулась в Патриарший, причем кот тронулся на задних лапах».

Кот Бегемот из романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» – один из самых ярких и обаятельных персонажей, большой забавник, любимый шут Воланда. Как не улыбнуться, прочитав такие строки: «…на ювелиршином пуфе развалился некто третий, именно – жутких размеров черный кот со стопкой водки в одной лапе и вилкой, на которую он успел поддеть маринованный гриб, в другой». Таким его особенно любят изображать художники-иллюстраторы.

Еще вспоминается сцена неудачной попытки ареста кота агентами ГПУ: «Не шалю, никого не трогаю, починяю примус, – недружелюбно насупившись, проговорил кот…»

Если говорить о собственно кошачьей сущности Бегемота, то прототипом послужил домашний питомец Булгаковых – Флюшка, огромный серый котище. Вероятно, ленивая вальяжность Бегемота, его хитрость и чревоугодие навеяны характером булгаковского кота. Только масть ему писатель поменял: ведь Бегемот служит в свите князя темных сил, а черных котов издавна связывали с нечистой силой и недобрыми предзнаменованиями.

Но кот Бегемот имеет еще и человекоподобный облик, а иногда и вовсе оборачивается человеком – этакий кот-оборотень. Очеловечил кота уже Шарль Перро в знаменитой сказке «Кот в сапогах». Позднее Э.Т.А. Гофман (один из любимейших писателей Булгакова) сочинил «Житейские воззрения кота Мурра».

Но ближе всех к «бегемотовской» теме подступил русский писатель XIX века Антоний Погорельский, автор великолепной сказки «Черная курица». В 1825 году была опубликована его фантастическая повесть «Лафертовская маковница». У старухи-ведьмы жили черный кот и девушка-сирота. Этот черный кот был непременным участником магических ритуалов ведьмы. Девушка Маша не сразу поняла, в какой вертеп она угодила:

«Бросив нечаянно взгляд на черного кота, она увидела на нем зеленый мундирный сюртук; а на месте прежней круглой котовой головки показалось ей человеческое лицо…» Дальше – больше: кот превращается в «мужчину небольшого росту» с хитрым взглядом и вкрадчивым поведением, он представляется девушке чиновником Мурлыкиным и, по наущению ведьмы, даже сватается к ней. Но в самый ответственный момент слышится лай собаки, и Мурлыкин совсем по-кошачьи пускается наутек…

Впрочем, булгаковский кот Бегемот воспринимается читателями преимущественно как «комик в жизни», и немногие вспомнят, что он еще и «злодей на сцене». Именно он похитил голову Берлиоза, он же исполнил зловещий финал в фантастическом шоу на сцене театра-варьете. «Клетчатый» Коровьев-Фагот, тоже большой весельчак, указывая на надоевшего всем конферансье Бенгальского, спросил у зрителей: «Что бы нам с ним сделать?» «Голову оторвать!» – неосторожно посоветовали с галерки. «И произошла невиданная вещь. Шерсть на черном коте встала дыбом, и он раздирающе мяукнул. Затем сжался в комок и, как пантера, махнул прямо на грудь Бенгальскому, а оттуда перескочил ему на голову. Урча, пухлыми лапами кот вцепился в жидкую шевелюру конферансье и, дико взвыв, в два поворота сорвал эту голову с полной шеи».

Ай да кот! И, кстати, почему – Бегемот? Только ли оттого, что большой, «как боров»? И черный, как ночь? Высказывались предположения, будто это имя навеяно названием популярного в 1920-е годы юмористического журнала «Бегемот».

Нет, скорее всего, ответ кроется в самой природе «демонической» группы персонажей, возглавляемой Воландом. Свиту дьявола составляют, естественно, демоны, или бесы, по-русски выражаясь. А Михаил Булгаков был хорошо знаком с классической демонологией. Среди имен самых влиятельных и злобных демонов – Асмодей, Велиал, Люцифер, Вельзевул, Маммон и т.д. – есть и демон Бегемот.

Как большинство интеллигентов-естественников того времени, Булгаков не верил в бога, но знал историю христианства и с особенным интересом относился к персонажам инфернальным. Его любимыми произведениями были «Фауст» Гете и одноименная опера Шарля Гуно. В гимназические и студенческие годы Булгаков слушал оперу «Фауст» 41 (!) раз. Неудивительно, что в образе Воланда так много мефистофельского. Повлияли на молодого писателя и научные исследования его отца, либерального профессора Духовной академии, по истории европейской церкви и современному франкмасонству.

В набросках Булгакова к «Мастеру и Маргарите» содержится много выписок из книги М.А.Орлова «История сношений человека с дьяволом», опубликованной в 1904 году. В ней, в частности, есть глава о французском священнике Урбане Грандье и «луденских одержимых». Там, в частности, описывалось дело французской игуменьи, жившей в XVII в. и одержимой семью дьяволами, причем пятый бес был Бегемот. Этот бес изображался в виде чудовища со слоновой головой, с хоботом и клыками.

Руки у него были человеческого фасона, а громаднейший живот, коротенький хвостик и толстые задние лапы, как у бегемота, напоминали о носимом им имени. Бегемот в демонологической традиции — это демон желаний желудка. Отсюда его необычайное обжорство, особенно в Торгсине, когда он без разбора заглатывает всё съестное.Эта история имеет прямое отношение к теме, потому что в ней демон Бегемот показал себя во всей красе и силе.

Бегемот наверное самый очаровательный и смешной из персонажей романа. Ну и действительно образ говорящей киски весьма очарователен. Собственно ему и положено быть таким, ведь он не только паж рыцаря Коровьева, но еще и шут Воланда.

Лично мне Бегемот невероятно симпатичен, несмотря на всю его дьявольскую сущность..

Вот такая кукла была в фильме «Мастер и Маргарита» Владимира Бортко —


(считаю- не очень удачная..)

Александр Баширов в роли Бегемота-

Марка с изображением Бегемота-

Памятники коту Бегемоту-


Памятник Бдительному гражданину и коту Бегемоту в Армавире.


Памятник Коту Бегемоту и Коровьеву, Москва


Кот Бегемот на Андреевском спуске в Киеве

Читайте также:  Страшные рассказы от кота бегемота

А вот такой кот живёт в музее Булгакова сейчас, кстати зовут его- Стёпка.

Источник

С кем в родстве кот Бегемот?

Загадки булгаковских персонажей раскрывает книга Александра СИДОРОВА «Вселенная Мастера и Маргариты»

Многие называют роман Булгакова «Мастер и Маргарита» своей любимой книгой. Многие считают, что знают о его создании достаточно для понимания того, что скрыто между строк. А если подзабылось, так «Википедия» подскажет: в образе Мастера угадываются, мол, черты Гоголя и самого автора. Образ Воланда возник под влиянием гетевского «Фауста» и одноименной оперы Гуно. Аннушка, чья трагическая оплошность с маслом вошла в поговорку, списана со сварливой домработницы Булгакова. Ну и так далее.

Начиная читать книгу Александра Сидорова «Вселенная Мастера и Маргариты», вы с первых страниц понимаете, как мало знаете о любимом романе. Едва ли не за каждым его персонажем, сюжетным поворотом, бытовой подробностью, незначительной, казалось бы, деталью, – своя история на целый очерк. Как минимум, какой-то намек.

К примеру, поедание котом Бегемотом мандаринов перекликается с эпизодом, описанным в дневнике одним из московских купцов. Этот человек имел, по его словам, счастие видеть, как Пушкин с большим аппетитом ел апельсины, очищая «шкорлупу» предлинными ногтями.

Это не единственный момент, который «роднит» кота Бегемота с Александром Сергеевичем, но все же куда больше персонаж из свиты Воланда смахивает повадками на скандально известного современника Пушкина – графа Федора Толстого по прозвищу Американец.

А деревянная ложка в петлице пиджака, которую Александр Сидоров иронически называет «фирменным знаком» футуристов, хорошо известным публике своего времени, ничего не напоминает? (Такой эпатирующий аксессуар бывал частью костюма Малевича, Бурлюка и других провозвестников нового искусства). Конечно, куриную кость Азазелло, торчащую «из кармашка, где обычно мужчины носят платочек или самопишущее перо».

Параллель не случайна. Во «Вселенной Мастера и Маргариты» на этот счет – убедительные доказательства.

Чтобы легче было представить тематический охват и стиль этой книги, приведу названия лишь нескольких глав: «Христос в гостях у Сталина», «Нечистый в роли принца Гамлета», «Как Коровьев встретился в Сибири с Бегемотом», «Ботал ли Булгаков по фене?», «Поющий Цицерон с головой профессора Доуэля», «Дьявольщина Маяковского». В общем, все, как и обещано автором: «Занимательные очерки о «закатном романе» Булгакова». Я про себя назвала эту книгу детективом. Только не обычным, а литературоведческим.

Но что заставило Александра Анатольевича Сидорова, писателя, поэта и журналиста, крупнейшего специалиста в области криминальной истории и уголовного фольклора России, в течение тринадцати лет вести кропотливый поиск ключей к тайнам «закатного романа»? Что послужило первотолчком? С этих вопросов и начался разговор с автором «Вселенной Мастера и Маргариты».

– Одним из самых сильных импульсов к работе над этой книгой стала экранизация романа режиссером Бортко, по той причине, что много чем расстроила, а некоторыми вещами просто возмутила. И это – несмотря на отличную игру ряда актеров.

Меня поразило, как можно было поставить такой заурядный, скучный фильм по такой гениальной, увлекательной книге?! Может быть, режиссер ее не понял, не ощутил ее иронию, глубину? А зрители, которые остались вполне довольны этим фильмом? – Значит, они тоже так и не открыли для себя по-настоящему этот роман.

Я занялся сбором материала для очерков о романе «Мастер и Маргарита», работал как проклятый, днями и ночами, и чем больше о нем узнавал, тем более бездонным он мне казался.

Не будь фильма Бортко, судьба, вероятно, привела бы меня к этому делу, хотя и другим путем. Возможно, это предопределено днем и часом моего рождения: в ночь с 30 апреля на первое мая. Мама часто рассказывала о своей радости от того, что я успел родиться в апреле (по народным поверьям – появиться на свет в мае – весь век маяться). То, что это – знаменитая Вальпургиева ночь, она не думала и не знала. А я, когда еще впервые читал «Мастера и Маргариту», отметил про себя, как же сочно Булгаков обыграл праздник ведьм на горе Броккен в Вальпургиеву ночь… Какой-то очень личный появился в его тексте для меня маячок, некий мистический штрих.

– По статистике, «закатный роман» Булгакова – из тех произведений классики, которому все возрасты покорны. Недавно мне встретилась информация о том, что «Мастера и Маргариту» назвали в числе самых любимых своих книг почти все финалистки конкурса «Мисс Россия-2019», что, верно, даже несколько забавно… Но легко ли издать книгу, расширяющую и углубляющую понимание этого романа?

– Это оказалось так непросто, что я уже стал называть ее рукопись заколдованной. Сначала складывалось чудесно: известное в стране издательство обратило внимание на первые несколько моих очерков о «Мастере и Маргарите», которые я выложил на своей страничке в Сети, и, несмотря на интриги некоторых булгаковедов, со мной заключили договор на книгу. Но книга тогда так и не вышла, что, впрочем, к лучшему. Я продолжал собирать материал, благодаря которому появлялись новые ракурсы, книга становилась объемнее и убедительнее.

Рукописью заинтересовалось уже другое издательство, и опять – препятствие на пути выхода в свет. На этот раз – кабальные условия договора.

В итоге книга издана за счет средств автора. В материальном отношении – это очень тяжелая штука. Но радует, что в содержательном плане все получилось, как задумано. Плюс 112 иллюстраций (фото, плакаты, афиши преимущественно 1920-1930-х годов), большинство которых – это зримые аргументы в пользу тех или иных версий. Картины той жизни, которая окружала Булгакова.

– Когда из благодарного и вдумчивого читателя романа Булгакова вы превратились в исследователя его Вселенной, какие открытия более всего поразили?

– Одно из самых больших потрясений связано с работой над главой об Аннушке. Или, точнее, о трех, как минимум, Аннушках. Одна, как известно, разлила масло, на котором поскользнулся Берлиоз. А кто же другие?

Читайте также:  Марена красильная дозировка для кота

«Аннушкой» назвали бы москвичи трамвай, под колеса которого попал Берлиоз. На самом деле, трамвай в описанном Булгаковым месте не ходил, но если бы ходил, то это был бы так называемый «маршрут А». Соответственно, по нему ходили «аннушки».

Третья Аннушка присутствовала незримо. В 20-е годы «Аннушкой» на уголовном жаргоне называли смерть. Уголовный жаргон тогда проник в разные слои населения. Булгаков наверняка знал и о таком суровом значении этого женского имени. К имени «Анна» писатель имел явное пристрастие. Оно чаще других встречается в его произведениях, и при этом почти всегда – где Анна, там какая-то неприятность…

Потрясением для меня стало исследование темы: автор романа о Грибоедове Юрий Тынянов («Смерть Вазир-Мухтара») как один из прообразов булгаковского Мастера. Параллели – очевидные!

Одна из загадок «Мастера и Маргариты», над которой бьются литературоведы, – это время действия романа: 1920-е годы или 1930-е? Я сообщаю о разных версиях. Тема интересна не только сама по себе, но возможностью проследить, как менялся советский и, в частности, московский быт за полтора первых советских десятилетия, как отразился он в романе.

Мой вывод: точной даты никто никогда не назовет. Потому что Булгаков, описывая пять необыкновенных дней в Москве, отмеченных визитом Воланда и его свиты, намеренно перемешал реалии двух десятилетий. Зачем?

Мне думается, ответ на этот вопрос связан с изменением отношения советских властей к религии и православной церкви.

Идеология по-прежнему строилась на атеистическом марксистско-ленинском учении, но за православием стали признавать определенные заслуги в истории России, не исключали, что поддержка церкви может потребоваться в будущем – если завтра война. Те, кто не перестроился, могли попасть под каток советской критики – как режиссер Таиров и поэт Демьян Бедный с обновленной оперой «Богатыри» – этой глумливой насмешкой над Крещением Руси и князем Владимиром.

То, как критика расправилась в романе Булгакова с Мастером из-за религиозных мотивов его творчества, было более характерно для 1920-х годов, когда Булгаков и начинал работу над этой книгой. В черновиках писателя есть сатирические эпизоды, связанные с отношением к церкви, которые в 1930-х годах были уже невозможны (например, аукцион в храме с участием батюшки). Они и не вошли в роман. Булгаков вообще постарался убрать многие яркие «маячки» точного исторического времени.

– У вашей книги есть подзаголовок «Пушкин в роли Бегемота». Наверно, право на существование имеет и другой: «Маяковский в роли Воланда»…

– Мне встречались раньше в воспоминаниях современников Маяковского фразы о том, что он и есть Воланд, но я, признаться, не придавал им большого значения. Когда же стал сравнивать Маяковского времен его увлечения футуризмом и идеями революционного разрушения с булгаковским персонажем, тут уже не осталось никаких сомнений: сходство с Воландом – несомненное. Не столько даже внешнее (хотя есть узнаваемые портретные детали), сколько внутреннее.

– И все же мне думается, что ставить знак равенства между Воландом и Маяковским было бы неверным. Для Булгакова Маяковский скорее был чем-то сродни модели для живописца, когда конкретный человек позирует в образе кого-то из мифов, легенд или далекой истории.

– Несомненно, что большинство булгаковских персонажей – это собирательные образы, а такая глыба как Воланд – так и подавно.

– Александр Анатольевич, как явствует из вашей книги, вы не обходите стороной и народное булгаковедение: знакомитесь не только с трудами профессиональных литературоведов, но и блогеров. Там тоже можно обнаружить что-то значимое?

– Встречаются остроумные версии, которые сами по себе интересны, хотя далеко не всегда верны. Скажу больше: я был бы только рад, если бы моя книга пробудила у читателей вкус к той литературной игре, которую наблюдаем на страницах «закатного романа» и других произведений Булгакова, когда он как бы отсылает читателей к книгам, персонажам своих предшественников. Мне бы хотелось, чтобы читатели восприняли это исследование как приглашение к собственному поиску и собственным открытиям, потому что «Вселенная» этой великой книги безбрежна.

– А сами продолжение планируете?

– Завершаю работу над второй книгой и прикидываю, о чем расскажу в третьей.

Источник



Свита Воланда

Воланд пришел на землю не один. Его сопровождали существа, которые в романе по большому счету играют роль шутов, устраивают всевозможные шоу, отвратительные и ненавистные негодующему московскому населению (они просто-напросто выворачивали наизнанку людские пороки и слабости). Но еще их задача заключалась в том, чтобы делать всю «черную» работу за Воланда, прислуживать ему в т.ч. подготовить Маргариту к Великому балу и к путешествию ее и Мастера в мир покоя. Свиту Воланда составляли три «главных» шута – Кот Бегемот, Коровьев-Фагот, Азазелло и еще девушка-вампир Гелла. Откуда же появились столь странные существа в свите Воланда? И откуда почерпнул Булгаков их образы и имена?

Начнем с Бегемота. Это кот-оборотень и любимый шут Воланда. Имя Бегемот взято из апокрифической ветхозаветной книги Еноха. Сведения о Бегемоте Булгаков, видимо, почерпнул из исследований И.Я. Порфирьева «Апокрифические сказания о ветхозаветных лицах и событиях» и из книги М.А. Орлова «История сношений человека с дьяволом». В этих произведениях Бегемот – это морское чудовище, а также бес, который «изображался в виде чудовища со слоновой головой, с хоботом и клыками. Руки у него были человеческого фасона, а громаднейший живот, коротенький хвостик и толстые задние лапы, как у бегемота, напоминали о носимом имени». У Булгакова Бегемот стал громадных размеров котом-оборотнем, а реальным прототипом Бегемоту послужил домашний кот Л.Е. и М.А. Булгаковых Флюшка – огромное серое животное. В романе он черный, т.к. олицетворяет нечистую силу.
Во время последнего полета Бегемот превращается в худенького юношу-пажа, летящего рядом с фиолетовым рыцарем (преобразившимся Коровьевым-Фаготом). Здесь, вероятно, отразилась шуточная «легенда о жестоком рыцаре» из повести друга Булгакова С.С.Заяицкого «Жизнеописание Степана Александровича Лососинова». В этой легенде наряду с жестоким рыцарем фигурирует и его паж. Рыцарь у Заяицкого имел страсть отрывать головы у животных, и эта функция в «Мастере. » передана Бегемоту, только по отношению к людям – он отрывает голову Жоржу Бенгальскому.

Читайте также:  Лекарство от гноя у кота

В демонологической традиции Бегемот – это демон желаний желудка. Отсюда необычайное обжорство Бегемота в Торгсине. Так Булгаков иронизирует над посетителями валютного магазина, в том числе и над собой (людей будто обуял демон Бегемот, и они спешат накупить деликатесов, тогда как за пределами столиц население живет впроголодь).

Бегемот в романе в основном шутит и дурачится, в чем проявляется поистине искрометный юмор Булгакова, а также вызывает у многих людей замешательство и страх своим необычным видом (в конце романа именно он сжигает квартиру №50, «Грибоедов» и Торгсин).

Коровьев-Фагот – старший из подчиненных Воланду демонов, первый его помощник, черт и рыцарь, представляющийся москвичам переводчиком при профессоре-иностранце и бывшим регентом церковного хора. Существует много версий о происхождении фамилии Коровьев и прозвища Фагот. Возможно, фамилия сконструирована по образцу фамилии персонажа повести А.К. Толстого «Упырь» статского советника Теляева, который оказывается рыцарем Амвросием и вампиром. Коровьев связан и с образами произведений Ф.М. Достоевского. В эпилоге «Мастера и Маргариты» среди задержанных по сходству фамилий с Коровьевым-Фаготом названы «четыре Коровкина». Здесь сразу вспоминается повесть Достоевского «Село Степанчиково и его обитатели», где фигурирует некто Коровкин. И еще ряд рыцарей из произведений авторов разных времен считают прототипами Коровьева-Фагота. Не исключено, что этот персонаж имел и реального прототипа среди знакомых Булгакова – слесаря-водопроводчика Агеича, редкого пакостника и пьяницы, который не раз вспоминал, что в юности был регентом церковного хора. И это повлияло на ипостась Коровьева, выдающего себя за бывшего регента и предстающего на Патриарших горьким пьяницей. Кличка же Фагот, безусловно, перекликается с названием музыкального инструмента. Этим, скорее всего, объясняется его шутка с сотрудниками филиала Зрелищной комиссии, которые против своей воли запели хором, управляемым Коровьевым, «Славное море священный Байкал». Фагот (муз. инструмент) изобретен итальянским монахом Афранио. Благодаря этому обстоятельству резче обозначается функциональная связь между Коровьевым-Фаготом и Афранием (в романе, как мы уже говорили, выделяются три мира, и представители каждого из них вкупе образуют триады по внешнему и функциональному сходству). Коровьев принадлежит к триаде: Федор Васильевич (первый помощник профессора Стравинского) – Афраний (первый помощник Понтия Пилата) Коровьев-Фагот (первый помощник Воланда). У Коровьева-Фагота есть даже некоторое сходство с фаготом – длинной тонкой трубкой, сложенной втрое. Булгаковский персонаж худ, высок и в мнимом подобострастии, кажется, готов сложиться перед собеседником втрое (чтобы потом спокойно ему напакостить). В последнем полете Коровьев-Фагот предстает перед нами темно-фиолетовым рыцарем с мрачным, никогда не улыбающимся лицом. «Он уперся подбородком в грудь, он не глядел на луну, он не интересовался землею под собою, он думал о чем-то своем, летя рядом с Воландом. Почему он так изменился? – спросила тихо Маргарита под свист ветра у Воланда.

Рыцарь этот когда-то неудачно пошутил, – ответил Воланд, поворачивая к Маргарите свое лицо с тихо горящим глазом, – его каламбур, который он сочинил, разговаривая о свете и тьме, был не совсем хорош. И рыцарю пришлось прошутить немного больше и дольше, нежели он предполагал».

Драная безвкусная цирковая одежда, гаерский вид, шутовские манеры – вот, выходит, какое наказание было определено безымянному рыцарю за каламбур о свете и тьме!

Азазелло – «демон безводной пустыни, демон-убийца». Имя Азазелло образовано Булгаковым от ветхозаветного имени Азазел (или Азазель). Так зовут отрицательного культурного героя ветхозаветного апокрифа – книги Еноха, падшего ангела, который научил людей изготовлять оружие и украшения. Благодаря Азазелу женщины освоили «блудливое искусство» раскрашивать лицо. Поэтому именно Азазелло передает Маргарите крем, волшебным образом меняющий ее внешность. Вероятно, Булгакова привлекло сочетание в одном персонаже способности к обольщению и убийству. Именно за коварного обольстителя принимает Азазелло Маргарита во время их первой встречи в Александровском саду. Но главная функция Азазелло связана с насилием. Вот слова, которые он говорил Маргарите: «Надавать администратору по морде, или выставить дядю из дому, или подстрелить кого-нибудь, или какой-нибудь еще пустяк в этом роде, это моя прямая специальность. » Азазелло выбросил Степана Богдановича Лиходеева из Москвы в Ялту, выгнал из Нехорошей квартиры дядю М. А. Берлиоза Поплавского, убил из револьвера Барона Майгеля.

Гелла – младший член свиты Воланда, женщина-вампир. Имя «Гелла» Булгаков почерпнул из статьи «Чародейство» Энциклопедического словаря Брокгауза и Эфрона, где отмечалось, что на Лесбосе этим именем называли безвременно погибших девушек, после смерти ставших вампирами. Характерные черты поведения вампиров – щелканье зубами и причмокивание Булгаков, возможно, позаимствовал из повести А. К. Толстого «Упырь», где главному герою грозит гибель со стороны упырей (вампиров). Здесь девушка-вампир поцелуем обращает в вампира своего возлюбленного отсюда, очевидно, роковой для Варенухи поцелуй Геллы. Она, единственная из свиты Воланда, отсутствует в сцене последнего полета. Жена писателя Е.С. Булгакова считала, что это – результат незавершенности работы над «Мастером и Маргаритой». Однако не исключено, что Булгаков сознательно убрал Геллу из сцены последнего полета как самого младшего члена свиты, исполняющего только вспомогательные функции и в Театре Варьете, и в Нехорошей квартире, и на великом балу у сатаны. Вампиры – это традиционно низший разряд нечистой силы. К тому же Гелле не в кого было бы превращаться в последнем полете, она ведь, как и Варенуха, обратившись в вампира, сохранила свой первоначальный облик. Возможно также, что отсутствие Геллы означает немедленное исчезновение (за ненадобностью) после окончания миссии Воланда и его спутников в Москве.

Источник