Меню

Раскраска как мыши кота хоронили

Раскраска как мыши кота хоронили

Вы используете устаревший браузер.
Пожалуйста, обновите его.

Коллекция Государственного Русского музея

Как мыши кота хоронили

Богородское, Владимирская губерния. Конец XIX — начало ХХ века

Пост. в 1938 из Кустарного музея

  • Экспонирование Флигель Росси, Зал 8Открыть панораму зала в виртуальном туре
  • Период Конец XIX – начало XX века
  • Типология Резьба по дереву
  • Категория Анималистика, Иллюстрация
  • Ключевые слова Москва, Подмосковье | кошки | дикие животные Поделиться

    Большое значение для народного искусства XIX века имели лубочные картинки. Их влияние и прямое использование в качестве оригиналов для многих произведений наглядно отразилось в деревянной игрушке. Одним из интереснейших и очень популярным среди лубочных картинок был сюжет «Похороны кота, или Небылица в лицах».
    …Немало бед терпело мышиное племя от коварного кота. И когда показалось мышам, что кот лежит мертвый, они решили устроить своему врагу пышные похороны, а себе праздник. Уложили мыши кота на санки, но лапы ему на всякий случай связали. Многие мыши в сани впряглись, а другие со всех сторон стали подталкивать. И повезли мыши кота хоронить. Тут в самый разгар торжественной церемонии притворщик ожил, легко мышиные путы разорвал и набросился на своих врагов. Много потерь понес тогда мышиный род.

    Источник

    Как мыши кота хоронили. Два разных мультфильма

    Сказка может и не очень известная, но название наверняка слышали. Суть в чём — с шутками и анекдотами хоронили мыши врага заклятого, а он взял да ожил. Ну и перебил насмешников. В сказке В.А.Жуковского подробней написано, медленно и печально внимательно можно почитать сказку здесь (и посмотреть интересные картинки))

    Кстати, очень советую. Где сейчас найдёте вы такие образы и фразы:

    Потом он своею бархатной лапкой начал усатое рыльце себе умывать. Облилось радостью сердце мое, и я уж собирался покинуть щёлку, чтобы с милым зверьком познакомиться.

    А герои какие — мышиная царица Прасковья, старая мышь Степанида с ободранным задом. Крыса Онуфрий, который мышонка учит:

    а приятель который так обольстивший тебя своей лицемерной харей, был не иной кто, как наш злодей записной, объедало кот Мурлыка, хорош бы ты был, когда бы с знакомством к этому плуту подъехал: тебя бы он порядком погладил бархатной лапкой своею

    Но и до В.А.Жуковского был известен лубок «Как мыши кота погребают», да и позже эту тему стороной не обходили — и гравюры были, и деревянные скульптуры вырезали.

    Есть советский мультфильм по сказке В.А.Жуковского:

    «Как мыши кота хоронили» Грузия-фильм, 1969

    Рассчитан не на малышей, особенно сцена похорон кота. Да и мыши примерным поведением не отличаются — вот, в картишки играют и винцо пьют:

    Мультфильм по мотивам сказки — мышонок, главный герой, дружит с мышкой. и в конце мультика рядом с довольным котом лежат и мышонок, и его подружка:

    Режиссёр Михаил Чиаурели, посмотреть можно здесь. Качество не очень хорошее, но смотреть всё равно интересно.

    А вот новый мультфильм, сказка-перевёртыш. Хотя какой он новый — почти 30 лет прошло, но мульт отличный:

    «Кот и компания», Союзмультфильм, 1990

    Тут всё иначе — кот с мышами дружит. Защищает и не обижает. Но почему-то хозяйке не нравится, что мыши прям под ногами шныряют, а задумчивый кот ловить их не хочет. Я сначала вспомнила мультфильм «Трудолюбивая старушка», где были такие же обнаглевшие мышка, кошка и внук в придачу (я уже писала об этом мультике в статье )

    Мыши, кстати, ведут себя весьма развязно

    Отъевшийся кот с брезгливым видом мышей домой отправлял, к возмущению хозяйки. А потом и вовсе выпустил пойманную хозяйкой мышь. Ну и мыши, видя такое отношение, начинают с котом дружить.

    Мало того, когда за непротивление мышам кот был посажен под замок, в сырой и жуткий подвал (с окороками и прочей снедью), мыши нашли отличный план спасения:

    Источник

    Как мыши кота хоронили

    КАК МЫШИ КОТА ХОРОНИЛИ

    Жил однажды рыжий кот.
    Васькой звал его народ.
    Очень все кота любили:
    И кормили, и поили.
    Он же, во свой очерёд,
    Несколько любил работ:
    Ну, во-первых: ловля мышь;
    Во-вторых: она же – крыс;
    В-третьих: в марте, по весне,
    Загулять на стороне.
    Впрочем, в тех его загулах
    Вся вина на кошках-дурах!
    Васька был серьёзный кот –
    Не повеса, и не мот.

    Приглашаю: новая повесть-ужастик «Бабочки-пауки» от Олега Андреева:
    http://www.stihi.ru/2019/10/25/7361

    Так, почти не зная бед,
    Он прожил под двадцать лет.
    Ну, а срок сей, не иначе,
    Называют век кошачий!
    Будто серых мышек месть
    Поседела рыжа шерсть;
    Зубы выпали с усами,
    А без них как быть с мышами?
    Ясно стало всем вокруг,
    Что пришёл коту каюк.

    Бедный, бедный старый кот –
    Слишком долго он живёт!
    Вот и вышло, что однажды
    Пнул его хозяин дважды,
    А потом за шкирку взял,
    Во двор вынес и прогнал.

    Побежал Василий прочь,
    Хоть уже сгустилась ночь.
    Горько над судьбой рыдает,
    Как-чем жить – не представляет.

    Наконец решил: «Помру!
    Хоть и жалко самому.
    Пусть увидят эти мыши,
    Что скончался враг их рыжий.
    Может быть тогда смелей
    Станет жить им у людей.
    Это будет людям месть.
    Я помру той мести в честь!»

    И, придумав этот номер,
    Васька лёг и вправду помер.

    Той порой бежали мыши,
    С ними две большие крысы, –
    Как увидели кота,
    Разбежались, кто куда!
    Но потом приоглянулись.
    И от радости свихнулись:

    «Помер старый рыжий кот!
    Веселись, мышей народ!
    Музыку сюда давайте,
    Пляски-танцы начинайте!»
    Ну, а две большие крысы
    Аж запели, как актрисы,
    Песню счастья навсегда –
    Гимн о гибели кота.

    Тут сбежались отовсюду
    Грызуны дивиться чуду,
    Танцевали-веселились,
    Шебуршили-копошились,
    И, забыв кота роль в драме,
    Очумели в усмерть сами.

    Но не просто с толку сбить
    Короля мышей – он ить,
    В удивление народу,
    Двухголовым был от роду!
    И, ударив в барабан,
    Объявил всем: «Мыши! Нам
    Очень может быть опасно
    Танцевать; ежу ведь ясно,
    Что коварный этот кот,
    Если вдруг как оживёт,
    Понаделает беды –
    Кое из кого еды!
    Так, чтоб горе нам забыть,
    Надо зверя. схоронить!»

    Мыши даже обалдели.
    Друг на друга посмотрели.
    Оглянулись на кота.
    И решили дружно: «Да!
    Хоть мы и не христиане,
    Но, ведь, и не басурмане?
    Потому кошачий труп
    Нам в могиле больше люб!»

    Чтоб кота земле предать
    Собралась мышина рать:
    Тысяч десять, али двадцать;
    С ними крыс ещё пятнадцать!
    С тачки вытряхнув навоз,
    Объявили: «Гробовоз!» –
    И под дружное: «Ать-два!»,
    Не сорвав пупы едва,
    Чтобы сделать былью сказку,
    Скантовали в тачку Ваську.
    Привязали сто верёвок;
    И, в дальнейшем без издёвок,
    Гробовоз сей на кладбище
    Грызунов тащили тыщи.

    На кладбище, в то же время,
    Яму роет крысье племя –
    Кто лопатами-кирками,
    А кто голыми руками!
    Но работают так дружно,
    Что начальников не нужно:
    Подбодряют друг подруг,
    А подруги других друг.
    И, когда труп подвезли,
    Вырыли уж столь земли,
    Что по лестнице наверх
    Было выбраться не грех:
    Метров шесть! Да хоть и пять, –
    Знать, не оживёт опять!

    Вылезли. Горды трудом.
    Повернулись за котом.
    Ну, а тот в престранной позе
    Возлежит на гробовозе!
    Задни лапы подобраты,
    Дыбом шерсть, спина горбата,
    Глазы круглые горят,
    И когтей колючий ряд!
    Будто и не помирал,
    Васька встал. и начал бал!
    Мыши падают рядами,
    Крысы валятся снопами;
    Точно демон, этот кот
    Бьёт налево, вправо бьёт,
    И в могилу эту саму
    Всех скидав, наполнил яму!

    Так из плена нищеты
    В мир достатка и мечты
    Вырвался Василий-кот
    И доныне в нём живёт.
    С хищным прошлым завязал,
    Крыс не ест, а. на базар! –
    Мажет краской в белый цвет
    И навар с того имет.
    Уж купил себе машину,
    Дом в деревне, в дом – картину.
    Вдругорядь хотел жениться,
    Да боится ошибиться:
    Вдруг как новая жена,
    И красива, и нежна,
    Будет крыс не торговать,
    А по старому – съедать?

    На досуге пишет сказки,
    В них, надев на лица маски,
    Отражает мир людей
    В жизни рыб, птиц и зверей.
    Раз (закончив эту сказку),
    Снял с себя кошачью маску,
    Оглянулся, поморгал
    И читателям сказал:

    «Дело даже и не в яме –
    Роете, так попадёте сами;
    А вот тех, кто гонит кошек,
    Я б убил без понарошек!»

    Источник

    Олег Андреев — Как мыши кота хоронили: Стих

    Жил однажды рыжий кот.
    Васькой звал его народ.
    Очень все кота любили:
    И кормили, и поили.
    Он же, во свой очерёд,
    Несколько любил работ:
    Ну, во-первых: ловля мышь;
    Во-вторых: она же – крыс;
    В-третьих: в марте, по весне,
    Загулять на стороне.
    Впрочем, в тех его загулах
    Вся вина на кошках-дурах!
    Васька был серьёзный кот –
    Не повеса, и не мот.

    Так, почти не зная бед,
    Он прожил под двадцать лет.
    Ну, а срок сей, не иначе,
    Называют век кошачий!
    Будто серых мышек месть
    Поседела рыжа шерсть;
    Зубы выпали с усами,
    А без них как быть с мышами?
    Ясно стало всем вокруг,
    Что пришёл коту каюк.

    Бедный, бедный старый кот –
    Слишком долго он живёт!
    Вот и вышло, что однажды
    Пнул его хозяин дважды,
    А потом за шкирку взял,
    Во двор вынес и прогнал.

    Побежал Василий прочь,
    Хоть уже сгустилась ночь.
    Горько над судьбой рыдает,
    Как-чем жить – не представляет.

    Наконец решил: «Помру!
    Хоть и жалко самому.
    Пусть увидят эти мыши,
    Что скончался враг их рыжий.
    Может быть тогда смелей
    Станет жить им у людей.
    Это будет людям месть.
    Я помру той мести в честь!»

    И, придумав этот номер,
    Васька лёг и вправду помер.

    Той порой бежали мыши,
    С ними две большие крысы, –
    Как увидели кота,
    Разбежались, кто куда!
    Но потом приоглянулись…
    И от радости свихнулись:

    «Помер старый рыжий кот!
    Веселись, мышей народ!
    Музыку сюда давайте,
    Пляски-танцы начинайте!»
    Ну, а две большие крысы
    Аж запели, как актрисы,
    Песню счастья навсегда –
    Гимн о гибели кота.

    Тут сбежались отовсюду
    Грызуны дивиться чуду,
    Танцевали-веселились,
    Шебуршили-копошились,
    И, забыв кота роль в драме,
    Очумели в усмерть сами.

    Но не просто с толку сбить
    Короля мышей – он ить,
    В удивление народу,
    Двухголовым был от роду!
    И, ударив в барабан,
    Объявил всем: «Мыши! Нам
    Очень может быть опасно
    Танцевать; ежу ведь ясно,
    Что коварный этот кот,
    Если вдруг как оживёт,
    Понаделает беды –
    Кое из кого еды!
    Так, чтоб горе нам забыть,
    Надо зверя… схоронить!»

    Мыши даже обалдели.
    Друг на друга посмотрели…
    Оглянулись на кота…
    И решили дружно: «Да!
    Хоть мы и не христиане,
    Но, ведь, и не басурмане?
    Потому кошачий труп
    Нам в могиле больше люб!»

    Чтоб кота земле предать
    Собралась мышина рать:
    Тысяч десять, али двадцать;
    С ними крыс ещё пятнадцать!
    С тачки вытряхнув навоз,
    Объявили: «Гробовоз!» –
    И под дружное: «Ать-два!»,
    Не сорвав пупы едва,
    Чтобы сделать былью сказку,
    Скантовали в тачку Ваську.
    Привязали сто верёвок;
    И, в дальнейшем без издёвок,
    Гробовоз сей на кладбище
    Грызунов тащили тыщи.

    На кладбище, в то же время,
    Яму роет крысье племя –
    Кто лопатами-кирками,
    А кто голыми руками!
    Но работают так дружно,
    Что начальников не нужно:
    Подбодряют друг подруг,
    А подруги других друг.
    И, когда труп подвезли,
    Вырыли уж столь земли,
    Что по лестнице наверх
    Было выбраться не грех:
    Метров шесть! Да хоть и пять, –
    Знать, не оживёт опять!

    Вылезли. Горды трудом.
    Повернулись за котом…
    Ну, а тот в престранной позе
    Возлежит на гробовозе!
    Задни лапы подобраты,
    Дыбом шерсть, спина горбата,
    Глазы круглые горят,
    И когтей колючий ряд!
    Будто и не помирал,
    Васька встал… и начал бал!
    Мыши падают рядами,
    Крысы валятся снопами;
    Точно демон, этот кот
    Бьёт налево, вправо бьёт,
    И в могилу эту саму
    Всех скидав, наполнил яму!

    Так из плена нищеты
    В мир достатка и мечты
    Вырвался Василий-кот
    И доныне в нём живёт.
    С хищным прошлым завязал,
    Крыс не ест, а… на базар! –
    Мажет краской в белый цвет
    И навар с того имет.
    Уж купил себе машину,
    Дом в деревне, в дом – картину.
    Вдругорядь хотел жениться,
    Да боится ошибиться:
    Вдруг как новая жена,
    И красива, и нежна,
    Будет крыс не торговать,
    А по старому – съедать?

    На досуге пишет сказки,
    В них, надев на лица маски,
    Отражает мир людей
    В жизни рыб, птиц и зверей.
    Раз (закончив эту сказку),
    Снял с себя кошачью маску,
    Оглянулся, поморгал
    И читателям сказал:

    «Дело даже и не в яме –
    Роете, так попадёте сами;
    А вот тех, кто гонит кошек,
    Я б убил без понарошек!»

    Источник

    

    Игры дома для детей и не только.

    Игры для детей, детские игры, подвижные игры, домашние игры, развивающие игрушки, поделки для детей, идеи для творчества

    В.А. Жуковский «Как мыши кота хоронили»

    Почитайте вместе с ребятами забавный, но драматический рассказ про мышей и кота русского поэта Василия Андреевича Жуковского. Рассказ написан от имени маленького глупого мышонка. Очень интересный слог у рассказа. 🙂

    В.А. Жуковский «Как мыши кота хоронили»

    Кошачий род давно враждует с мышиным. Но этот хитрый котище Мурлыка для нас наказание Божье. Вот как я с ним познакомился.

    Глупым мышонком хотел было высунуть нос из подполья. Но мать царица Прасковья с крысой Онуфрием крепко-накрепко мне запретили нору мою покидать, но я не послушался, в щёлку выглянул: вижу камнем выстланный двор, освящало солнце его, и окна огромного дома светились, птицы летали и пели. Глаза у меня разбежались.

    Выйти не смея, смотрю я из щёлки и вижу на дальнем краю зверёк усатый, сизая шкура, розовый нос, зелёные глазки, пушистые уши, тихо сидит и за птичками смотрит; а хвостик, как змейка, так и виляет. Потом он своею бархатной лапкой начал усатое рыльце себе умывать. Облилось радостью сердце мое, и я уж собирался покинуть щёлку, чтобы с милым зверьком познакомиться. Вдруг зашумело что-то вблизи; оглянувшись, так я и обмер. Какой-то страшный урод ко мне подходил; широко шагая, черные ноги свои поднимал он, и когти кривые с острыми шпорами были на них, на уродливой шее длинные косы вились змеями, нос крючковатый; под носом какой-то мохнатый мешок и, как-будто красный с зубчатой верхушкой колпак, с головы перегнувшись, по носу бился, а сзади какие-то длинные крючья разного цвета торчали снопом. Не успел я от страха в память придти, как с обоих боков, поднялись у урода словно как паруса, начали хлопать, и он раздвоив острый нос свой, так заорал, что меня как дубиной треснуло.

    Как прибежал я назад в подполье, не помню. Крыса Онуфрий, услышав о том, что случилось со мною, так и ахнул. «Тебя миловал Бог — он сказал мне — свечку ты должен поставить уроду, который так кстати криком своим тебя испугал, ведь это наш добрый сторож петух. Он горлан и со своими большой забияка; нам же мышам, он приносит и пользу: когда закричит он, знаем мы, что проснулись наши враги; а приятель который так обольстивший тебя своей лицемерной харей, был не иной кто, как наш злодей записной, объедало кот Мурлыка, хорош бы ты был, когда бы с знакомством к этому плуту подъехал: тебя бы он порядком погладил бархатной лапкой своею; будь впредь осторожен».

    Долго рассказывать мне об этом проклятом Мурлыке; каждый день у нас от него недочет. Расскажу я только то, что случилось недавно. Разнесся в подполье слух, что Мурлыку повесили. Наши лазутчики сами видели это глазами своими. Вскружилось подполье; шум, беготня, пискотня, скакание, кувырканье, пляска — словом, мы все одурели, и сам мой Онуфрий премудрый с радости так напился, что подрался с царицей и в драке хвост у неё откусил, за что был высечен больно. Что же случилось потом? Не разведав дела порядком, вздумали мы кота погребать, и надгробное слово тотчас поспело.

    Его сочинил поэт наш подпольный Клим, по прозванию «Бешеный хвост»; такое прозвище дали ему за то, что, стихи читая, всегда он в меру вилял хвостом, и хвост, как маятник, стукал. Все изготовились, отправились мы на поминки к Мурлыке; вылезло множество нас из подполья; глядим мы, и вправду кот Мурлыка в ветчине висит на бревне, и повешен за ноги, мордою вниз; оскалены зубы; как палка вытянутый весть; и спина, и хвост, и передние лапы словно как мёрзлые, оба глаза глядят не моргая. Все запищали мы хором: «Повешен Мурлыка, повешен кот окаянный, довольно ты, кот, погулял; погуляем нынче и мы». И шесть смельчаков тотчас взобралися вверх по бревну, чтобы Мурлыкины лапы распутать, но лапы сами держались, когтями вцепившись в бревно, а веревки не было там никакой, и лишь только к ним прикоснулись наши ребята, как вдруг распустились когти, и на пол хлопнулся кот, как мешок. Мы все по углам разбежались в страхе, и смотрим, что будет. Мурлыка лежит и не дышит, ус не тронется, глаз не моргнёт; мертвец да и только. Вот, ободряясь, из углов мы к нему подступать понемногу начали; кто посмелее, тот дернет за хвост, да и тягу даст от него; тот лапкой ему грозит; тот подразнит сзади его языком; а кто еще посмелее, тот, подкравшись, хвостом в носу у него пощекочет. Кот ни с места, как пень. «Берегитесь — тогда сказала нам старая мышь Степанида, которой Мурлыкины когти были знакомы ( у нее он весь зад ободрал, и насилу как-то она от него уплелась) — берегитесь: Мурлыка старый мошенник; ведь он висел без веревки, а это знак недобрый; и шкура цела у него». То услыша, громко мы все засмеялись. «Смейтесь, чтобы после не плакать, — мышь Степанида сказала опять, — а я не товарищ вам». И поспешно, созвав мышеняток своих, убралась с ними в подполье она. А мы принялись, как шальные, прыгать, скакать и кота тормошить. Наконец, поуставши, все уселись в кружок, перед мордой его, и поэт наш Клим, по прозвищу Бешеный Хвост, на Мурлыкино пузо влезши, начал оттуда читать нам надгробное слово, мы же при каждом стихе хохотать: и вот что прочёл он: «Жил Мурлыка; был Мурлыка кот Сибирский, рост богатырский, сизая шкурка, усы как турка; был он бешеный, на краже помешан, за то и повешен, радуйся, наше подполье. »

    Но только успел проповедник это слово молвить, как вдруг наш покойник очнулся. Мы бежать… Куда ты! Пошла ужасная травля. Двадцать из нас осталось на месте, а раненых в трое более было. Тот воротился с ободранным пузом, тот без уха, другой с отъеденной мордой; иному хвост был оторван, у многих так страшно искусаны были спины, что шкурки мотались как тряпки; цапицу Прасковью чуть успели в норку уволочь за задние лапки; царь Иринарий спасся с рубцом на носу; но премудрый крыса Онуфрий с Климом-поэтом достались Мурлыке прежде других на обед.

    Так кончился пир наш бедою.

    А вот и мультик о том, как мыши кота хоронили. Тоже интересный. 😉

    Источник

Читайте также:  Если у кота темный кал